Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

общество

Что и следовало доказать. Кто бы сомневался?!

А вот и земля детского иммунологического центра сгодилась!
Вас это удивляет?!

"Новая Мосгордума: пиршество безвкусия и беззакония
«Ситибум» одним из первых публикует фотографии проекта будущего здания Мосгордумы. Это 5-6-тиэтажная коробка, в общих чертах очень напоминающая Кремлевский дворец съездов. Замечательное соседство для классического дворца бывшей усадьбы Гагариных на Страстном бульваре – не правда ли?

15204_360

Пиршество архитектурного безвкусия оплатят налогоплательщики.


Сумма счета – 3 175 200 000 рублей. Исполнителем контракта является – ФГУП «Атэкс» ФСО России.

Цитадель московской законности вместит 45 депутатов и аппарат новой Мосгордумы. У каждого – кабинет в 30 кв.м и комната отдыха в 15 кв.м. Кабинет председателя – 176 кв.м, а четырем заместителям потребуется 324 кв.м. Будет парковка – наземная и подземная.

Не надо быть искусствоведом, чтобы понять: единство роскошного архитектурного ансамбля Ново-Екатерининской больницы будет безвозвратно разрушено. Более 180 лет, с 1828 по 2009 гг., больница размещалась во дворце Гагариных, построенном Матвеем Казаковым. Усадьба сильно пострадала во время пожара 1812 года, и архитектор Осип Бове в 1828-1833 гг. перестроил весь ансамбль под нужды больницы.

Комплекс зданий Ново-Екатерининской больницы является памятником федерального значения, но это не спасает его от уничтожения. Уникальность данного случая в том, что в роли вандала выступает не частный инвестор, не какой-то зарвавшийся девелопер, а городская власть, которая устанавливает правила и нормы и сама – по идее – должна быть образцом порядочности.

1 января 2013 года экскаваторы снесли два строения на территории бывшей Ново-Екатерининской больницы, возведенных по плану Бове. Их уничтожили без ордера ОАТИ, вопреки регламентам, утвержденным самим же правительством Москвы в октябре 2010 года. Эти регламенты запрещают новое строительство и изменение сложившейся застройки, допускают только реставрацию и воссоздание.

В апреле прошли пикеты против переезда Детского центра специфической иммунопрофилактики. Его перевели на Октябрьское поле из Успенского переулка, 16, стр. 1. Подоплека очевидна: здание центра стоит по соседству с Ново-Екатерининской больницей и включено в «думский» проект. Скорее всего, бывший центр иммунопрофилактики будет также снесен. То, что он находится прямо на территории ансамбля больницы и памятника садово-паркового искусства, экскаваторы не остановит.

Городская власть называет снос реставрацией и ведет запрещенное строительство в охранной зоне. Шум в прессе ничего не изменил. Стройка кипит. На месте зданий вырыт котлован, залит бетон.

Есть информация, что сейчас проекту будут придавать видимость законности: готовится проект постановления правительства Москвы с измененными под проект Мосгордумы охранными зонами и режимами территории. Учитывая, что де-факто работы уже идут, видимо, это будет постановление, выпущенное фактически задним числом.

Больницы покидают центр города

Если уж Ново-Екатерининскую больницу, федеральный памятник, зачищают под нового пользователя, то что же ждет ценные здания других больниц в центре, у которых охранного статуса нет?

В знаменитой Ольгинской больнице (Орлово-Давыдовский пер., д. 2А, стр. 1, 2, 3, 4) до недавнего времени находился Психоневрологический диспансер (ПНД) №7. Сейчас он объединен с ПНД №16 и полностью выведен с территории архитектурного ансамбля, который, по некоторым данным, объявлен аварийным.

Больница имени св. Ольги была основана на 400 тысяч рублей, пожертвованных графом Сергеем Орловым-Давыдовым в память своей матери Ольги Ивановны Орловой-Давыдовой (урожденной Барятинской). Каменные здания больницы были построены в 1880-90-х годах архитекторами К.М. Быковским и В.В. Барковым. Проект составили педиатры - К.А. Раухфус, П.А. Вульфиус и Н.Е. Покровский (см. здесь подробнее об истории больницы).

Корпуса выделяются резким контрастом красного кирпича и белых декоративных деталей. На этих зданиях сохранились редкие мозаичные изображения святого целителя Пантелеймона и покровительницы больницы святой Ольги. До недавнего времени сохранялись подлинные интерьеры ансамбля. Медицинское учреждение работало в Орлово-Давыдовском переулке непрерывно, с 12 декабря 1886 года. Сейчас, спустя 127 лет, корпуса стоят закрытыми.

По какой причине диспансер был выведен, пока неизвестно. Его нового собственника не знают ни местные органы самоуправления, ни Мосгорнаследие, ни Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество (ЕГРП).

В таком состоянии межвременья с комплексом может произойти все, что угодно. Тем более что он – при очевидной архитектурной ценности – не защищен никаким охранным статусом. Мосгорнаследие в своих ответах на запросы «Архнадзора» отвечает, что дорабатывается экспертиза, по которой ансамбль станет памятником. Однако дорабатывается она уже почти год.

Аналогичная история случилась с модерновым особняком потомственного почетного гражданина В.К. Мельникова (Волков пер, 15). Он был построен в 1904 году В. Д. Адамовичем – крупным архитектором московского модерна, соавтором Шехтеля по многим постройкам, одним из авторов неоклассического особняка Второва, который сейчас больше известен как резиденция посла США – «Спасо-Хаус».

Много лет в здании размещался туберкулезный диспансер, который вывели год назад. Новый хозяин, который пока неизвестен, получит исторический дом безо всяких обременений и может делать всё, что захочет: здание хоть и упомянуто во всех книгах по московскому модерну, но официально памятником не является.

Между тем, несмотря на многочисленные советские переделки, здесь сохранились аутентичные элементы интерьера: цветной витраж на лестнице, чугунные лестничные ограждения, двустворчатые входные двери, входная группа с зеркалом и уникальным металлическим фонарем. Удивительно, но даже целы практически все окна с фацетными стеклами; кабинет, обшитый дубовыми панелями; изразцовые печи.

Что редкость в наши дни: жив и дворик с чудом уцелевшей оригинальной хозяйственной постройкой. Весь небольшой комплекс еще сохраняет уютную московскую атмосферу, однако пребывает в крайней степени запустения. По свидетельствам тех, кому удалось попасть внутрь, там всё покрыто плесенью и грибком. Дом пропитан сыростью, поскольку не отапливается (см. подробности здесь).

Прежний хозяин дома – В.К. Мельников – был совладельцем и распорядителем торгового дома «В. К. Мельников, Н. И. Кусаков и К°» (торговля топливом), директором московского общества «Кудиново-злектрические угли», членом правления общества Мальцовских заводов. Окажется ли новый хозяин столь же чувствителен к архитектурному стилю?

Считается, что действия городских органов должны быть продиктованы интересами общественной пользы. Однако в приведенных трех случаях она крайне сомнительна. А с точки зрения сохранения архитектурного наследия – так и просто отсутствует.

Автор - Евгения Твардовская, координатор движения «Архнадзор»

http://yopolis.ru/cityboom/occasion/14477

Спасибо, Всем, кто читал!!!